Орден Святого князя Владимира

Описание товара

Хорошее качество. В комплекте с футляром и лентой. В единственном экземпляре, именно тот орден что на фото...

История ордена Святого равноапостольного князя Владимира

В день 20-летия своей коронации и в преддверии 800-летия Крещения Руси императрица Екатерина II решила ликвидировать неравенство гражданского чиновничества и военных в «обеспечении» наградами (офицеры получали своих «Георгиев» за отличия на государственной службе уже с 1769 года). В связи с этим, (22 сентября) 3 октября 1782 года она учредила для отличившихся гражданских чиновников орден Святого равноапостольного князя Владимира четырех степеней с девизом: «Польза, честь и слава».  Орден был похож на Георгиевский и состоял из знака, носимого на ленте на правой стороне груди, в виде прямого, с расширяющимися лучами креста, а также из звезды (для левой стороны груди). Только звезда Владимира была восьмиконечной, а Георгия – о четырех концах.  Награждение им производилось в порядке постепенности, в соответствии с общей иерархией российских государственных наград. В общем старшинстве орден святого князя Владимира занимал 4-е место – после ордена Александра Невского, хотя 1-я степень ордена святого князя Владимира стояла по старшинству сразу за орденом Андрея Первозванного.  Награждение орденом 1-й степени производилось исключительно по усмотрению монарха, к другим степеням представление, направляемое в Капитул ордена, делали министры, главноуправляющие и непосредственно подчиненные им местные начальники.  Орден 1-й степени имели право получить лица не ниже III класса Табели о рангах (генерал-лейтенанты или тайные советники), 2-й степени – не ниже IV класса (генерал-майоры или действительные тайные советники), 3-й степени – не ниже VI класса (полковники или коллежские советники). 4-ю степень ордена мог получить любой офицер, начиная с низшего, XIV класса (прапорщик, корнет или хорунжий), а гражданский чин – с VIII класса (коллежский асессор). Право на получение ордена 4-й степени имели лица, удостоенные ордена св. Анны 2-й степени.  При учреждении награды ее знаки 1-й степени возложила на себя императрица Екатерина II, с ними она изображена на полотне Д.Г. Левицкого «Екатерина II в храме богини Правосудия» (1783).  После Октябрьской революции 1917 года орден был упразднен.

Правила ношения Знаки ордена Святого равноапостольного князя Владимира (четыре степени).  1-я степень. Крест на ленте, надеваемой через правое плечо, и звезда, носимая на левой стороне груди, на мундире и вицмундире.  Лента этого ордена надевается поверх мундира в день орденского праздника, 22 сентября, и на высочайших выходах при цепи ордена Святого Андрея Первозванного, если кавалер не имеет ленты Святого Георгия 1-й степени; во всех же прочих случаях она носится под мундиром (вицмундиром), как и лента ордена Святого Георгия 1-й степени.  Звезда носится при всех орденах и надевается на мундире и вицмундире ниже звезд орденов Святого Андрея Первозванного и Святого Георгия 1-й и 2-й степеней.  При сюртуке носится лишь крест Святого Владимира 1-й степени, надеваемый на шею, на узкой ленте, при отсутствии на шее креста ордена Святого Георгия 2-й или 3-й степеней или Святого Андрея Первозванного с мечами.  Примечание. Кавалеры орденов Святого Георгия 1-й степени, Святого Владимира 1-й степени надевают ленты этих орденов одновременно, причем: а) при ленте ордена Святого Георгия 1-й степени, надетой поверх мундира, лента ордена Святого Владимира 1-й степени надевается под мундиром и наоборот, при ленте ордена Святого Владимира 1-й степени, надеваемой поверх мундира (в день праздника этого ордена 22 сентября), лента ордена Святого Георгия 1-й степени надевается под мундиром; б) во всех случаях, когда ленты указанных орденов полагается иметь под мундиром (вицмундиром), обе ленты эти надеваются одновременно, а концы этих лент, с крестами, продеваются наружу, в поперечный разрез, имеющийся с левой стороны мундирной одежды, несколько ниже талии, причем лента ордена Святого Георгия 1-й степени надевается на ленту ордена Святого Владимира 1-й степени, и в) во всех случаях, когда следует быть в лентах, а ленты орденов Святого Георгия 1-й степени и Святого Владимира 1-й степени полагается иметь под мундиром, поверх мундира надевается лента ордена Святого Андрея Первозванного, а при отсутствии таковой – лента ордена Святого Александра Невского.  2-я степень. Крест на шее и звезда, носимая на левой стороне груди, на мундире и вицмундире.  Звезда носится при отсутствии ордена Святого Владимира 1-й степени и надевается на мундире (вицмундире) ниже звезды ордена Белого Орла.  Крест на шее носится при мундире и вицмундире, ниже крестов ордена Святого Георгия 2-й и 3-й степеней и знака ордена Белого Орла, но выше креста ордена Святой Анны 1-й степени, причем крест ордена Святого Владимира 2-й степени, с мечами и без мечей, носится при всех старших орденах и при высшей степени этого ордена.  При сюртуке носится один крест, при отсутствии на шее орденских знаков: а) Святого Георгия 2-й степени и 3-й степени; б) Святого Андрея Первозванного с мечами; в) Святого Владимира 1-й степени, г) Святого Александра Невского с мечами и д) Белого Орла с мечами.  3-я степень. Крест на шее носится при мундире и вицмундире, ниже креста ордена Святого Станислава 1-й степени и выше креста ордена Святой Анны 2-й степени, причем крест, с мечами и без мечей, носится при всех старших орденах и при высших степенях сего ордена.  При сюртуке крест 3-й степени носится, при неимении на шее орденских знаков: а) Святого Георгия 2-й и 3-й степеней, б) Святого Андрея Первозванного с мечами; д) Белого Орла с мечами; е) Святой Анны 1-й степени с мечами и ж) Святого Станислава 1-й степени с мечами.  4-я степень. Крест, с мечами и без мечей, носится на груди, при мундире и вицмундире, при всех старших орденах и при высших степенях этого ордена, точно так же как и крест ордена Святого Георгия 4-й ст., но левее этого ордена.  При сюртуке крест 4-й степени, с мечами или без них, носится во второй петле левого борта, при отсутствии креста ордена Святого Георгия 4-й степени или знака отличия Военного ордена и независимо от орденов Святого Георгия и Святого Владимира высших степеней, носимых на шее.  История 22 сентября 1782 года по случаю двадцатилетия восшествия на престол императрицы Екатерины II был учрежден новый российский орден, получивший имя Святого Владимира. Сын киевского князя Святослава Игоревича Владимир прославился как полководец и государственный муж, много сделавший для объединения и укрепления единого древнерусского государства. Отголосками его энергичных действий по защите южных и юго-западных границ Руси стали былинные «заставы богатырские», а сам он в народных преданиях неизменно упоминается как Владимир Красное Солнышко.  Важнейшим событием отечественной истории стало крещение Руси — введение христианства как государственной религии, начатое при князе Владимире, в 988—989 годах. За это деяние православная церковь причислила его к лику святых. Но Владимир был канонизирован не просто как святой, а как «равноапостольный» — равный святым апостолам, большинство которых, по преданию, были учениками самого Христа.  Орденом Святого равноапостольного князя Владимира, как он официально стал именоваться, могли награждать и за военные заслуги, и за гражданские отличия. Он подразделялся на четыре степени. Награждения производились, естественно, от низшей степени к высшей. Но в практике бывали случаи «перескакивания» через одну и даже две, а то и три степени. Ограничения числа кавалеров каждой из четырех степеней ордена не вводилось, ибо «в оный принимаемы будут столько, сколько окажется достигающих его качествами и трудами».  При императоре Павле I (в 1796–1801) награждения орденом Святого Владимира не производились.  В 1858 году была сделана попытка выделить орден из общего ряда старшинства и сделать его, подобно Георгиевскому, наградой лишь за особые заслуги. С 1890-х годов, однако, этот порядок был отменен.  Интересные факты Орденские знаки Владимира 1-й степени мы видим на известном парадном портрете Екатерины II работы художника Д. Г. Левицкого, изображающем царицу законодательницей в храме богини правосудия. На ней белое с желтыми и черными орлами платье и горностаевая мантия. На шее – неизменно крест Андрея Первозванного на цепи и с эмалями, а через плечо – Владимирская лента и на ней у бедра крест. Это одно из первых, если не первое, изображение знаков ордена. Ленту ордена Владимира, так же как ленту Георгия, редко можно было видеть надетой через плечо. Они надевались только в особых случаях.  Среди первых награжденных в начале 80-х годов XVIII века орденом Святого Владимира было много кавалеров 1-й степени. В их числе фамилии военачальников, гражданских государственных деятелей. Д. Г. Левицким была даже создана галерея портретов Владимирских кавалеров, над которой он работал в течение двух десятков лет, начиная с 1786 года, но которая так и не была завершена. В ряду кавалеров ордена Святого Владимира 1-й степени, запечатленных кистью художника, были: герой Чесменского сражения И. А. Ганнибал, сын знаменитого «арапа Петра Великого» и старший из его одиннадцати детей, удостоенный высшей степени этой награды 24 ноября 1782 года (т. е. через два месяца после учреждения ордена); известные военные деятели И. А. Игельстром, В. П. Мусин-Пушкин, М. С. Потемкин, И. Г. Чернышев; отличившиеся на гражданском поприще И. И. Шувалов, А. А. Безбородко. Кроме этих лиц, в числе первых Владимирских кавалеров оказались П. А. Румянцев-Задунайский, Г. А. Потемкин, Н. В. Репнин, З. Г. Чернышев, Н. И. Панин, И. И. Бецкой и другие. В 1783 году за присоединение к России Прикубанья 1-ю степень ордена Святого Владимира получил генерал А. В. Суворов.  26 ноября 1789 года, Екатерина II установила как дополнительное видимое отличие для знака 4-й степени, получаемого за военные подвиги, бант из орденской ленты. Первым кавалером ордена Святого Владимира 4-й степени с бантом стал капитан-лейтенант Д. Н. Сенявин, позже выдающийся флотоводец, за успешную операцию против турок осенью 1788 года. Вторым был отмечен боевым орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом капитан М. Б. Барклай-де-Толли, будущий генерал-фельдмаршал, награжденный за отличие при штурме Очакова в декабре того же 1788 года.  При учреждении ордена Святого Владимира было решено, что старшие по времени получения награды кавалеры каждой из степеней могут рассчитывать на пенсию, сумма которой для того времени была довольно значительна. Старшие кавалеры ордена Святого Владимира 1-й степени получали, независимо от других доходов, 600 рублей в год, 2-й степени — 300 рублей, 3-й степени — 200 рублей 4-й степени — 100 рублей в год. Орденские знаки Владимирские кавалеры имели право использовать как элементы изображений на своих печатях и гербах.  В 1777 году императрица Екатерина II впервые заказала на знаменитом фарфоровом заводе Гарднера (в советское время Дмитровский фарфоровый завод, а ныне ЗАО «Фарфор Вербилок») орденские сервизы, которые должны были использоваться в Зимнем дворце в дни орденских праздников. Заказано было три сервиза: Георгиевский (на 80 кувертов), Александровский (ордена св. Александра Невского, на 40 кувертов) и Андреевский (на 30 кувертов). Каждый из сервизов, выполненный к 1780 году, стоил 5–6 тысяч рублей. В 1783 году в связи с учреждением ордена Святого Владимира был заказан огромный Владимирский сервиз на 140 кувертов, обошедшийся в колоссальную по тем временам сумму — 15 тысяч рублей. Все предметы — различной величины тарелки, вазочки, горшочки, сухарницы и даже черенки ножей, вилок и ложек — были расписаны по мотивам орденских знаков.  Кроме того, в честь ордена Святого Владимира был назван один из залов Большого Кремлевского дворца в Москве. Оформление этого помещения соответствует орденской символике, а купол декорирован лепниной с изображением ордена Святого Владимира. После 1918 года Владимирский зал использовался для подписания договоров между СССР и иностранными государствами.  В царствование Екатерины произошел любопытный, единственный в своем роде, случай, когда за одно и то же сражение его участник был удостоен двух орденов. Случилось это с выдающимся нашим флотоводцем Федором Федоровичем Ушаковым, тогда, в 1788 году, имевшим чин «капитана бригадирского ранга», равнявшийся сухопутному бригадиру. В сражении при Фидониси 3 июля 1788 года Ф. Ф. Ушаков отличился, но по решению своего командира, командующего Севастопольской эскадрой графа М. И. Войновича, был отмечен не орденом Святого Георгия 3-й степени, как сам командующий, а лишь орденом Святого Владимира 3-й степени. Но по представлению самого Г. А. Потемкина, Ф. Ф. Ушаков дополнительно за то же сражение при Фидониси был отмечен еще одним орденом, на этот раз Георгием 4-й степени. Вероятно, в сумме, по мнению Потемкина, это должно было соответствовать значению награды, полученной Войновичем, и даже превышать ее.  Император Павел I, вступив на российский престол, «забыл» об орденах, учрежденных его матерью, Екатериной II, — Святого Георгия и Святого Владимира. Поэтому в его царствование в орденских списках не прибавилось ни одного Владимирского кавалера. Лишь после смерти Павла I вступивший на престол император Александр I восстановил особым повелением от 12 декабря 1801 года орден Святого Владимира, и после пятилетнего перерыва эту награду стали снова выдавать за военные и гражданские заслуги.  После восстановления в самом начале XIX века орден Святого Владимира до 1917 года выдавался большей частью за выслугу лет, так как его низшая степень после Крымской войны заменила 4-ю степень ордена Святого Георгия в ее «выслужном» значении. Но были в истории государства периоды, когда эта награда выдавалась в значительных количествах за военные заслуги. Одним из таких моментов стала Отечественная война 1812 года. За отличия в боях против французов высшая, 1-я степень ордена была выдана невиданное дотоле число раз — 12, в том числе таким всем известным героям, как П. П. Коновницын, А. И. Остерман-Толстой, Н. Н. Раевский. Орденов Святого Владимира 2-й степени было выдано 95, и почти все его кавалеры за Отечественную войну 1812 года и заграничный поход 1812—1813 годов хорошо известны. Назовем лишь некоторых: А. П. Ожаровский, И. М. Дука, Е. Е. Удом, Г. А. Эмануэль, П. М. Капцевич — генералы, портреты которых украшают знаменитую галерею 1812 года в Зимнем дворце Санкт-Петербурга.  Орден Святого Владимира 3-й степени был выдан за отличия в эпоху Отечественной войны 1812 года сотни раз, 4-й степени — тысячи. Третью степень получил будущий декабрист С. Г. Волконский, 4-й степенью с бантом награждено более двух десятков офицеров, которые позднее, в декабре 1825 года, выйдут на Сенатскую площадь или будут осуждены за бунтарство. Это С. И. Муравьев-Апостол, М. С. Лунин, П. И. Пестель, Н. М. Муравьев, Ф. Н. Глинка и другие. Будущий декабрист В. И. Штейнгель был отмечен этим знаком отличия даже дважды — первый раз за сражение при Чашниках, второй — за Березину.  В военной среде высоко ценили орден Святого Владимира 4-й степени с бантом — боевую офицерскую награду. Герой Отечественной войны 1812 года Я. П. Кульнев, награжденный им за отличия в боях с французами еще в 1807 году, писал брату: «Лучше быть меньше награждену по заслугам, чем много без всяких заслуг. С каким придворным вельможею, носящим Владимира 1 класса, поравняю я мой Владимир 4-го с бантом?»  И в дальнейшем Владимирский орден как боевая награда ценился очень высоко, идя в табели знаков отличия после ордена Святого Георгия. Как и орден Святого Георгия, Владимирский крест 4-й степени с бантом можно было заслужить только на поле боя.  Например, за знаменитый бой брига «Меркурий» с двумя линейными турецкими кораблями 14 мая 1829 года его командир капитан-лейтенант А. И. Казарский и еще один офицер были отмечены орденом Святого Георгия 4-й степени, а остальные три героя, имевшие также офицерские чины, — орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом.  Большинство из нас знает В. И. Даля как составителя знаменитого толкового словаря, которым пользуются широко и сейчас. Но помимо того он написал 145 повестей и рассказов, 106 историй для сборника «Матросские досуги», 62 истории для сборника «Солдатские досуги», множество стихотворений, собрал и обработал более тысячи сказок. Далеко не полное собрание его сочинений составляют десять томов. Даль был морским офицером, потом врачом в сухопутных частях, участвовал в войнах и походах, отличался в сражениях. Орден Святого Владимира 4-й степени с бантом В. И. Даль получил в кампанию 1831 года, когда служил лекарем, а награжден он был за наведение моста подручными средствами, который очень быстро построил из бочек, лодок и плотов.  В 1854 году, за несколько недель до начала обороны Севастополя, в небольшом тогда поселении Петропавловске-на-Камчатке произошли жесточайшие сражения англо-французской эскадры с петропавловским гарнизоном и экипажами двух русских кораблей – фрегата «Аврора» и транспорта «Двина», из которого русские вышли победителями. Возглавляли оборону Петропавловска от вражеских десантов 20 и 24 августа командир порта контр-адмирал В. С. Завойко, командир фрегата «Аврора» капитан-лейтенант И. Н. Изыльметьев и командир 47-го флотского экипажа капитан 1-го ранга А. П. Арбузов. В неравном бою у русских оставалась всего одна пушка, которую наводил уже сам командир батареи лейтенант Александр Максутов. Все остальные орудия были повреждены, прислуга их перебита. Вскоре и Максутов упал с оторванной рукой. Вражеский десант высадился на берег, и сражение казалось уже проигранным. Но тут лейтенант Анкудинов, мичманы Михайлов и Фесун повели матросов в штыковую атаку и опрокинули неприятеля в море. Враги не выдержали «штыкового дела», были уничтожены, гребные суда пошли обратно к кораблям почти пустыми. «За отличие при отражении нападения англо-французской эскадры на Петропавловский порт в августе 1854 года» офицеры Анкудинов, Максутов, Михайлов и Фесун награждены орденом Владимира 4-й степени с бантом.  Немало замечательных людей, оставивших след в истории России, были отмечены орденом Святого Владимира. Среди них – «первый русский историк и последний летописец» (по определению А. С Пушкина) Н. М. Карамзин; после выхода в свет знаменитой «Истории государства Российского» он был пожалован орденом Владимира 3-й степени. Выдающийся хирург, академик Н. И. Пирогов получил орден Владимира 2-й степени за организацию военно-медицинской службы и госпиталей в осажденном Севастополе во время Крымской войны 1853–56 гг.  Адмирал В. М. Головнин был отважным мореплавателем, крупным военно-морским теоретиком, талантливым ученым и одаренным писателем. Свой путь моряка Головнин начал рано. В 14 лет он был произведен в гардемарины и в 1790 году участвовал на корабле «Не тронь меня» в трех морских сражениях против шведов, за что получил свою первую награду – медаль "За храбрость на водах финских". Через три года он уже мичман и постоянно находится в плаваниях. Затем три года лейтенант Головнин плавал на английских военных кораблях, побывал в Вест-Индии, участвовал в блокаде Тулона и Кадиса. В 1807 году на корабле «Диана» отправлялась из Кронштадта русская морская экспедиция под командованием В. М. Головнина, ей предстояло кругосветное плавание и исследование северной части Тихого океана. Нелегок был путь шлюпа «Диана» и его команды к берегам Аляски и Камчатки. Жестокие штормы, цинга, годовой арест корабля англичанами в бухте Симонстаун задержали экспедицию, и на Камчатку русские моряки прибыли только 29 сентября 1809 года. Когда «Диана» вошла в Петропавловскую гавань, В. М. Головнин узнал о награждении его сразу двумя орденами: орденом Святого Георгия «за осьмнадцать морских кампаний» и орденом Владимира 4-й степени «за благополучное совершение многотрудного путешествия». Долгий и действительно трудный путь прошел адмирал Головнин. Изучение Камчатки, ее народностей, флоры и фауны; исследование Курильских островов; более двух лет тяжелого японского плена... Его книга «В японском плену» сразу же после ее выхода в свет в 1819 году была переведена на все европейские языки. В ней подробно описаны нравы и обычаи японцев, их своеобразная культура и политический строй. Затем – второе кругосветное путешествие на шлюпе «Камчатка», обследование русских владений в Северной Америке, Аляски и Алеутских островов, Гавайские острова... И наконец, как результат всего этого – книга «Путешествие вокруг света» (1822). Головнин воспитывает в Морском корпусе будущих морских офицеров, а в 1823 году назначается генерал-интендантом флота. Умер В. М. Головнин в чине вице-адмирала летом 1831 года, оставив после себя несколько книг по военно-морскому делу, сыгравших заметную роль в развитии русской военно-морской теоретической мысли.  Генерал П. Д. Киселев – одна из интереснейших и противоречивых фигур в политической жизни России первой половины XIX века. «Он, может, самый замечательный из наших государственных деятелей» – утверждал А. С. Пушкин. Киселев «представляет собой странную смесь либерала и царедворца», – отмечал другой современник, известный публицист, эмигрант князь Петр Долгоруков. Киселев занимал очень значительные посты при Николае I и имел самые высокие награды, среди них конечно же и ордена Владимира. Важнейшим рубежом в его жизни стал 1826 год, следствие по делу декабристов. Киселев в этом году получил орден Владимира 2-й степени. Вера в «высокое» предназначение монарха, всячески подчеркиваемая безграничная преданность царю и дружба с будущими декабристами, неприятие многих явлений русской жизни, стремление к преобразованиям – все это определило сложность мировоззрения и судьбы П. Д. Киселева. Молодость его совпала с грозными событиями 1812 года. За участие в Бородинской битве Киселев был награжден орденом Анны 3-й степени. В 1813–14 годах, служа адъютантом у Милорадовича, он принял участие во многих сражениях, дошел до Парижа и закончил войну, имея орден Анны 2-й степени с алмазами и золотую шпагу с надписью «За храбрость». Тогда же молодой офицер, выделявшийся блестящим умом, даром слова и обаянием, сближается с Александром I, в его служебной карьере происходит быстрый взлет. В 1819 году генерал П. Д. Киселев был назначен начальником штаба 2-й армии, главная квартира которой находилась в Тульчине. Прибыв на место новой службы, он попадает в обстановку идейных исканий, споров, напряженных научных и литературных занятий, которыми жило здешнее общество офицеров – членов Тульчинской управы «Союза благоденствия». Между начальником штаба и его сотрудниками – Пестелем, Юшневским, Бурцовым, Басаргиным, Фонвизиным – устанавливаются самые теплые отношения. Сближало Киселева и будущих декабристов многое. В сложных условиях, когда всесилие Аракчеева, казалось, не знало границ, начальник штаба 2-й армии выступал за гуманное отношение к солдатам, поддерживал просветительскую деятельность своих подчиненных. Горячими сторонниками его были старые друзья – Михаил Орлов и Денис Давыдов. В 1822 году Пестель писал Киселеву: «Вы сделали столько добра на службе вообще и многим, многим людям в частности, что никогда вторая армия не будет вспоминать вас иначе как с благодарностью и благоговением». Часто вынужденный соглашаться в политических спорах со своими друзьями-декабристами, Киселев, однако, признавал только путь медленных, постепенных преобразований, проводимых высшей властью, «по манию царя». Генерал Киселев если и не был осведомлен, то, конечно, догадывался о существовании тайного общества с далеко идущими планами, но ничего не предпринимал для его раскрытия. 12 декабря 1825 года в Тульчин прибыл генерал- адъютант А. И. Чернышев с приказом арестовать Пестеля и начать расследование о «заговоре». Чувствуя, что на карту поставлена вся его карьера, начальник штаба делает выбор: он принимает в расследовании активнейшее участие и посылает в Петербург письма, в которых изображает себя жертвой обмана. Лишь прибыв в следующем году в Москву на коронацию Николая I, Киселев получил, наконец, подтверждение, что гроза прошла: полученный им орден Владимира 2-й степени не был ли напоминанием о повешенных и томящихся на каторге друзьях? В 1828–29 годах Киселев участвовал в войне с Турцией, а после ее окончания был назначен полномочным председателем диванов в Молдавии и Валахии. Он много сделал для преобразования управления в этих областях, разработал проект земельной реформы. На этом посту он был удостоен ордена Владимира 1-й степени. В 30-е годы Киселев стал, по определению самого Николая I, его «начальником штаба по крестьянскому вопросу». В 1837 году он был назначен министром государственных имуществ. В 1838–41 годах Киселев провел реформу государственных крестьян, которая, по его замыслу, должна была подготовить почву для отмены в будущем крепостного права. Из всей его сравнительно широкой преобразовательной программы он смог в тот период провести в жизнь лишь самые скромные меры. И хотя труды министра в 1841 году были отмечены высокой наградой – орденом Андрея Первозванного, на всю его дальнейшую жизнь и деятельность легла печать глубокого разочарования. Киселев убеждается в бесперспективности всех своих попыток изменить правительственный курс и к концу 40-х годов отходит от активной деятельности (хотя и остается на посту министра до 1856 года).  На красно-черной ленте ордена Святого Владимира носились многие российские медали. Первой из них по времени стала медаль 1790 года по случаю мира со Швецией. В дальнейшем на этой ленте выдавался ряд знаков отличия эпохи Отечественной войны 1812 года (бронзовая медаль для глав дворянских родов, медаль ополчения 1807 года для не принимавших участия в военных действиях, партизанская медаль 1812 года, особый крест для священников), медали с надписями «За полезное», «За спасение погибавших» и ряд других. Позднее в числе комбинированных ленточек, сочетающих цвета двух каких-либо орденских лент, были введены Георгиевско-Владимирская (медали «За Хивинский поход 1873 года» и «За покорение Ханства Кокандского» в 1876 году, «За походы в Средней Азии в 1853—1895 гг.»), Александровско-Владимирская (медаль «В память царствования Николая I»), Андреевско-Владимирская (медаль «За поход в Китай в 1900—1901 гг.»).  Даже разрешение носить орденскую ленту не по правилам могло стать своеобразной наградой. В 1879 году адмирал Ф. М. Новосильский, один из героев Крымской войны 1853–56 гг., по случаю 25-летия со дня первой бомбардировки Севастополя, где он командовал одним из участков обороны, был отмечен высшим орденом Святого Андрея Первозванного. Но в том же рескрипте ему предписывалось в форме приказа полученную им еще в Севастополе ленту ордена Святого Владимира 1-й степени «во всех случаях... носить поверх мундира, вместо Андреевской ленты». Награда, полученная в бою, была оценена выше, чем полученный спустя четверть века высший орден.  Начальник мобилизационного отдела Главного штаба генерал А. С. Лукомский за руководство мобилизацией в июле 1914 года получил право носить имеющийся у него орден Святого Владимира не на своей ленте, а на более почетной Георгиевской (ведь сам орден Святого Георгия за небоевые подвиги выдать не могли).

Орден Святого князя Владимира
Орден Святого князя Владимира
Орден Святого князя Владимира
Здесь вы можете посмотреть информацию о доставке и оплате позиций в нашем каталоге